Реформированию ЖКХ — инженерное наполнение

ЗАО “СПИНОКС”

Под занавес недели в Ишиме состоялось совещание, посвященное проблемам реформирования ЖКХ, в котором приняли участие представители областных Думы, администрации и Госстроя России. Цель - обобщить и распространить местный опыт.


Попытки реформирования "черной дыры" под названием ЖКХ восходят к началу девяностых. Из того "бурного далека" молодой российской власти казалось вполне возможным вывести отрасль на самоокупаемость к 1998 году. Но уже в 1995 году стало ясно: населению стопроцентную оплату никак не потянуть, и срок продлили на пять лет. Потом еще раз продлили, окончательный срок — 2007 год. Однако сроки сроками, а "составляющую населения" в структуре оплаты коммунальных платежей власти двигали исправно. Теперь она находится на уровне девяноста процентов — именно столько надо платить, чтобы муниципалитеты могли рассчитывать на финансовую благосклонностъ области, а область — Федерации. Политика вполне осознанная и понятная. В России она реализовывалась с двух направлений — инженерного и управленческого. На территории Тюменской области эти направления сбозначились оссбенно рельефно: богатые северные территории активно искали и находили как импортные, так и отечественные технологии, нищий юг — управленческие схемы, позволяющие сократить издержки и определиться с дотациями для весьма значительной массы нуждающегося в них населения."Встреча на Эльбе", то бишь в Ишиме, произошла год назад, на выездном заседании областной Думы При рассмотрена вопроса об одобрении работы городских властей по реформированию ЖКХ. Хозяева, похоже, не сомневались, что он пройдет "в одно касание" — об ишимском опыте не один год говорят по всей матущке - России, но гости возразили.
— Простите, а что здесь одобрять? — тихо произнес один из глав северных администраций, очевидно, выражая мнение и остальных, вместе с ним полдня поколесивших по местным коммунальным объектам. Повисшую было неловкую тишину нарушил мэр Виктор Рейн. Суть его выступления сводилась к тому, что город действительно преуспел в организационной сфере — 'о чем много говорилось и писалось на разных уровнях", но существенно отстал в сфере инженерной — брешь надо закрывать. Собственно, это уже делалось. Помнится, несколько лет назад мэр сокрушался — воду на верхние этажи невозможно подать: не выдерживают давления до предела изношенные трубы. Статистика аварий для столь небольшого города была и впрямь ужасающей — в 1998 году она насчитывала 273 порыва.


— Начиная с 2000 года, меняли по две с половиной тысячи метров труб, и в 2002 году аварийность на водопроводных сетях удалось снизить впять раз — до 56 порывов, — доложил присутствующим заместитель мэра, директор департамента ЖКХ Владимир Касьянов. Замена водопроводных сетей — очевидное достижение городских властей. Здесь освоили технику прокладки полиэтиленовых труб методом проколов, что, по выражению Рейна, "лишило" горожан "возможности" созерцать виды "художественных раскопок", и обзавелись импортной установкой по обнаружению утечек воды, которых, в общем-то, в стране не так уж и много.


Таковы последние новости. И в этот приезд хозяева были не прочь показать, как делается прокол через улицу Карла Маркса. Но присутствующий на совещании заместитель председателя областной Думы Геннадий Корепанов технику проколов видел раньше, и не один раз. Да и северяне, помнится, предъявляли претензии не столько к водопроводу, который к тому времени уже успели привести в более-менее потребный вид, сколько к канализации и теплотрассам:

— Не возьму в толк, — говорил в кулуарах один из северян, — у города небольшой бюджет, а канализацию пытаются комплектовать импортным оборудованием. Да чтоб она нормально работала, нужно не кусками брать, а покупать все— от "а" до "я". Иначе—бесполезная трата денег. А теплотрассы... К слову, теплотрассы в Ишиме, пожалуй, даже лучше других. Но, по большому счету, Виктора Рейна вряд ли устраивало и состояние канализации, и состояние теплотрасс. "Мне бы ваши возможности!" — наверное, думал он, проглатывая пилюлю в виде подобным образом складывающегося голосования. Резолюция "одобрить работу администрации города Ишима по реформированию жилищно-коммунального хозяйства", хоть и с оговорками, но прошла, подчеркнув лишний раз, что настала пора вплотную заняться инженерной инфраструктурой. Надо сказать, реакция не заставила себя долго ждать. В тот же вечер первый заместитель мэра Владимир Овчинников объявил, что город подпишет договор с известной инженерной фирмой "СПИНОКС" на строительство очистных сооружений строящейся кожевенной фабрики:

— Активные консультации на сей счет уже велись, обсуждение же лишний раз убедило нас в правильноститакого решения. Звезда тюменского предприятия "СПИНОКС" ("Строительство, проектирование и наладка очистных канализационных сооружений"), порядком побороздив по северному небосводу, начала заглядывать и на южные широты. Где-то с год назад предприятие сдавало очистную станцию в Заводоуковске. Станция попучилась любопытная, и областной департамент ЖКХ решил пригласить на ее пуск журналистов. Как водится, гостям демонстрировали колбы с дурно пахнущей черной суспензией (ее предстояло очистить), водой, которая выходила после очистки, и водой из местной речки Ук. Та, что из речки, зримо отличалась от очищенной, но присутствующих это мало трогало

— кто знает, за счет чего подобная чистота могла быть достигнута!


Генеральный директор Василий Горемыкин повел особо любопытных по циклу. Показал разработанные специалистами предприятия фильтры, отстойник, где на благо чистоты трудились специальные бактерии, озонатор (до этого в России применялись в основном французские), с помощью которого идет процесс окисления находящихся в воде веществ и убиваются микробы:

— Никакого хлора, как видите, нет! — констатировал он, окинув торжествующим взглядом собравшихся.

"Ну нет—так нет", — пожали плечами те, явно не оценив достижения. И тут кто-то из местных окликнул директора:

— Василий Андреевич, с бобрамито что-то надо решать— лезут в коллектор!

— Огородите сеткой, — машинально ответил он, очевидно, не отдавая себе отчет в том, что бобры в канализационном коллекторе действуют на далекую от техники публику куда убедительнее любого рассказа об изысках технологии.

— Наслышаны, наслышаны, — говорил Овчинников, который, конечно же, знал о за водоуковской станции не понаслышке. На следующий год запустим свою — строящаяся кожевенная фабрика будет оснащена замкнутым циклом.По мнению специалистов, выделка кожи требует исключительно свежей воды, поэтому замкнутый цикл для кожевенной фабрики — звучапо примерно также, как бобры в кана-лизационном коллекторе. Однако слово первого заместителя мэра не разошлось с делом:

— Очистные построены, — сказал он. — Осталось оплатить работы и начать наладку.

То есть и в области очистки стоков инженерная составляющая, которую здесь Называют "вторым этапом реформирования ЖКХ", начинает набирать обороты. С теплоснабжением дело обстоит несколько хуже, если, конечно, не брать во внимание пенополиуретановые трубы в полиэтиленовой оболочке, что появились в городе с началом ремонтного сезона. История этих труб, точнее, технологии "труба в трубе", близка к предыдущей. С самого момента своего создания тюменское предприятие "Сибпромкомплект" работало исключительно на Север, на Юг если и заглядывало, то так, в виде небольших разовых заказов. С этого года ситуация начала резко меняться — Ишим оказался одним из первых.Однако по голосу генерального директора Геннадия Размазина было весьма трудно понять — радоваться данному обстоятельству или печалиться:

— "Труба в трубе!", "Труба В трубе!" — последнее время только обэтом и слышу! Но само по себе наличие таких труб успеха еще не гарантирует. Нужны отводы, тройники, задвижки, соответствующая заделка стыков и напичие системы контроля — сама культура производства! Тогда теплотрасса прослужит тридцатьлет без всякого ремонта. А если этого нет, то сети будут по-прежнему выходить из строя через семь-десять лет. С той лишь разницей, что трубы начнут гнить не посередине — там пенополеуретановая изоляция, — а в кое-как заделанных стыках!


Тридцать лет — срок огромный, за это время будут уходить и приходить новые команды. И вполне может статься, что уже следующая начнет "поливать" действующую: "Реформа! Реформа! Расшумелись на всю Россию. По одним только трубам было сколько разговоров. А все эти их трубы — пшик!".

— Так вот, лично я не хочу, чтобы меня подобным образом склоняли. Мы готовы принимать делегации, смотреть теплотрассы, рассказывать, показывать делать все, чтобы за разговорами об эффективности не загубить новую технологию. Если уж город рассматривается в качестве всероссийского полигона, то нужно званию соответствовать! Смягчить столь резкую оценку можно лишь тем, что подобное происходит не только в Ишиме. Хотя какое это смягчение?

Тюменская правда №101 - 10 июня 2003 г.

Создание сайта - НИИ Электронных образовательных ресурсов    Design Banda-Panda
Copyright © ЗАО “СПИНОКС” 2017
625049 Тюмень, ул. Московский тракт, 140/1
Написать письмо...
(+7 3452) 30-71-72