Департамент ЖКХ заявил о себе проектом, которому суждено стать пионерным

ЗАО “СПИНОКС”

В Заводоуковске запустили станцию очистных сооружений. Ни тебе фанфар, ни традиционных алых ленточек, но то, что было представлено собравшимся, поразило многих: за более чем скромную сумму в 17 миллионов "деревянных" удалось очистить городские стоки — избавиться от проблемы, первые попытки решить которую восходят аж к 1967 году.

— В небольшом Заводоуковске произошло событие поистине областного значения, — констатировал на открытии станции директор департамента ЖКХ Рэм Мукумов. Заводоуковск — это только начало, поскольку то, что вы видите, наглядно подтверждает: Тюменс¬кая область располагает технологией, позволяющей перевести многолетние разговоры о бережном отношении к экологии в реальную плоскость.

Технология начиналась в 1991 году. И не с очистки канализационных стоков, а с водоподготовки. Томский институт ядерных исследований в паре с местным строительным институтом получили так называемый слаботекущий самовоспламеняющийся синтез — сплав металлов для улавливания радиоактивной пыли. Позже оказалось, что этот сплав не только хорош для улавливания радиоактивных частиц, но и позволяет эффективно выводить из воды железо.


Генеральный директор ЗАО "СПИНОКС", что в переводе с языка обычного на язык производственный расшифровывается как "Проектирование, эксплуатация и наладка канализационных сооружений", Василий Горемыкин работал тогда в геологии и как раз занимался проблемами водоподготовки. Он поехал в Томск, привез оттуда новую технологию и стал оснащать появившимися на ее базе фильтрами котельные.

Однако постепенно выяснилось, что в эксплуатации фильтры весьма накладны, поскольку требуют серьезных объемов воды при промывке. Да и далеко не во всех случаях эффективны. Появилась своя, совершенно новая разработка. Но хотелось чего-то универсального. Взор падал в сторону озонирования: озон — сильнейший окислитель, стало быть, с его помощью можно не только переводить двуокись железа в триокись (последняя легко улавливается любыми песчаными фильтрами), но и очищать зоду от целой гаммы металлов и органических соединений.

С точки зрения науки здесь проблем нет. Проблемы начинаются, когда пытаешься применить озонирование на практике. В природе к тому времени уже существовали весьма эффективные и дорогие зарубежные озонаторы. Юрий Лужков выложил из городской казны несколько сотен миллионов валютой и обеспечил Москву французскими озонаторами, что позволило уйти от хлорирования питьевой воды — многолетней дани, которую городской житель платит за плоды цивилизации.

Вслед за очисткой питьевой воды в Москве начали появляться оборудованные на европейский лад плавательные бассейны, хозяева которых непременно подчеркнут: "Наша вода очищается озонированием, следовательно, в ней практически отсутствует хлор". На вопрос: "Озонаторы отечественные?", следует ответ: "Ну что вы, импортные". В России озонаторы выпускаются многими заводами, но реалии таковы, что серьезные заказчики предпочитают с отечественным оборудованием не связываться. Эту, казалось бы, незыблемую позицию удалось несколько поколебать на севере области, где разработанные в Тюмени озонаторы активно применяют как при очистке питьевой воды, так и канализационных стоков.

В Губкинском новосибирский проект по очистке питьевой воды заменили тюменским. В Салыме дело дошло до того что местные власти решили прсвести реконструкцию только что построенных москвичами очистных сооружений. Нечто подобное случилось в Южном Балыке, Лемпино и Южной Оби.

Север вообще стал счастливым для тюменцев. К собственным озонаторам в "СПИНОКСе" шли долго. Изучали французские плоскостные озонаторы, сопоставляли их с отечественными — в итоге родилась конструкция, которая, как уверждают эксплуатационник1, не уступает зарубежной.Но не только это имел в виг директор областного департ мента ЖКХ Рэм Мукумов, ког,-заявил, что "отныне область располагает технологией", примеру, в Пойково "СПИНОКС" выиграл тендер по очистке сточных воду знаменит го
ВНИИВодГео. Москвин предлагали применить в певой ступени станции биологческой очистки воздуходув! стоимостью 29 тысяч долларов Тюменцы уложились в шестдесят тысяч рублей. Как известно, станция биологической очистки состоит из двух основных блоков. В первом 6актерии уничтожают органические соединения, которые служат для них пищей. А чтобы бактерии хорошо себя чувствовали, подкачивают воздух. И чем этого воздуха удается растворить в воде больше, тем лучше.

эойвиАМсерепроектомг которому суждено стать пионерным.
Воздух традиционно подают мощными воздуходувками — нашими или импортными, как это собирались сделать те же москвичи 6 Салыме и Пойковском. Тюменцы же предложили нетрадиционный ход — специальные инжекторы, которые позволяют насытить воду кислородом, используя сравнительно небольшие насосы. Отсюда удешевление и строительства, и эксплуатации. Кстати, при очистке канализационных стоков Заводоуковска хватило (видел собственными глазами) двух насосов по 17 киловатт. Насыщать воду кислородом с помощью инжекторов — впринципе, не новость. Но на отечественных очистных сооружениях они до сих пор не применялись. Нет ничего принципиально новогой во втором блоке очистки, где уже другие бактерии разрушают молекулы нитратов и нитритов, забирая у них связанный кислород.

Изюминка состоит в том, что для удобства бактерий перегораживают блок специальными рамками. Количество бактерий резко возрастает, производительность блока, который напоминает перегороженный сотами улей, увеличивается, что опять же минимизирует — следовательно, удешевляетконструкцию. . Ну а дальше очищаемую воду насыщают озоном, который убивает все, что еще не убито. Замыкает очистку напичканный Технологическими "наворотами" блок осушки ила, где центрифуги доводят его до консистенции глины, уменьшая в объеме раз в восемь, после чего он Вывозится в компостные кучи для получения удобрений.

Понятно, что такого рода "концовка" не только экологически выгодна, но и дешева в эксплуатации, поскольку кратно сокращает количеств машин для вывоза —-Николай Кочнев (он в эту пору работал заместителем главы администрации Заводоуковского района и курировал ЖКХ) все-таки отыскал технологию "как у них" за деньги "как у Нас" Подыскал не сразу: подрядчики, не особо спешили откликнуться на подобного рода запросы. Одни советовали "не маяться и поставить импортное оборудование", другие соглашались на отечественное, но предлагали снести имеющиеся сооружения и "все начать с нуля".

В первом случае цены были просто заоблачными. Во втором — в общем-то, нормальными, но тоже неподъемными. Ситуация в Заводоуковске напомнила, хорошо известный анекдот со слоном: "Папа, а правда, что слон может фазу съесть несколько пудов?" — "Съесть-то, сынок, он съест, да кто ж ему даст!" Вот здесь Кочневу и попалось на глаза ЗАО "СПИНОКС". Фирма отличалась тем, что не требовала начинать всё с нуля, а предлагала посадить свои технологии на "То, что есть". Такого, рода подход сулил удешевление работ раза в три. "СПИНОКС" могло позволить себе подобного рода роскошь: здесь сами проектировали объекты, сами согласовывали их в разных инстанциях. Сами строили и сами вели наладку.

В 1994 году этим ребятам удалось построить Очистные Заводоуковского мясокомбината — v вопрос, кому отдать строительство городски. Очистных сооружений, уже не стоял. Кочнев закрепил за фирмой жителя этих мест и кандидата Наук Андрея Чернечука — образовалась небольшая, но весьма действенная группа заказчиков, которая четко знала, "что ей нужно" Вопрос стоял один — финансирование. Горемыкин охотно шел на разного рода удешевляющие проект инженерные решения, но отнюдь не горел желанием "безвозвратно увязнуть в пучине взаимозачетов". Дело удалось сдвинуть с мертвой точки еще при Леониде Рокецком. С приходом же Сергея Собянина заводоуковские очистные сооружения стали финансироваться по авансовой схеме - такого на юге области не видели со времен перестройки.
И вот пуск. Точнее, экскурсия, поскольку установка уже работает. На одном из столов лаборатории заранее приготовлены несколько стеклянных сосудов. Выделялись два: в одном — стоки, в другом — вода после очистки.

— Василий Андреевич, Николай Иванович, вы основные "виновники" - вы и рассказывайте! — предложил директор областного департамента ЖКХ Рэм Мукумов. Пока Горемыкин и Кочнев протискивались к демонстрационному столу лаборатории, гости уже успели покрутить в руках все сосуды. Впрочем, крутили больше прозрачный, потому как воняющие стоки особо не покрутишь.

— Василий Андреевич, покажите на телекамеры: какой была неочищенная вода и какой Она стала, — крикнул от дальнего конца стола Мукумов, который, безусловно, был горд результатом, но зримо подчеркивал, что не хочет покушаться на чужие лавры.

— Попробую побыть телезвездой, — сказал Василий Горемыкин, взметнув над головой оба сосуда.Три телекамеры, решительно оттеснив присутствующих, бросились снимать действо.

А здесь что? — спросил один из гостей, кивнув на стакан, стоящий рядом. Это вода из реки, — отвечал Горемыкин.
Река Ук — не самая грязная река в области. Но по прозрачности её вода зримо уступала очищенным стокам. Первым это оценил Матерый бобер, который перетащил свою сёмью в расположенный перед рекой бассейн - отстойник. Потом ему этого показалось мало, и семейство стало претендовать на выходной коллектор.
Замаяли уже, — сказал Чернечук, — ветки таскают!

— Коллектор — огородить. Бобров — зачислить лаборантами, — шутливо резюмировал Кочнев.

А если серьезно, то бобры, как никто другой, показали, что экологическая проблема города решена. Экономическая жё часть вопроса так и осталась нерешенной;

— С точки зрений экономики. Никакой выгоды нет. Как возили стоки на очистные сооружения машинами, так и возят. Двадцать пять— тридцать машин стоимостью по двести рублей за час изо дня в день занимаются тем, что вывозят нечистоты- по году получается пятнадцать—семнадцать миллионов -так Никакого бюджета не хватит! — в сердцах сказал Горемыкин. —- Сделай единую канализационную систему — и проблема будет снята.

— Сколько это будет стоить? — Спросил ваш покорный слуга.

— Точно пока сказать не могу, но примерно семнадцать—двадцать миллионов, почти столько, сколько сейчас в год тратится на содёржани задействованных на вывозке стоков Maшин. Проект окупится за год, максимум — за два.

— Окупится, — подтвердил глава Заводоуковской администрации Валентин Иконников.

Разговор тут же уловили телевизионщики и норовили заставить повторить его в камеру.

-Строительство канализационных коллекторов, решительно пресёк их попытки Рэм Мукумов, — штука серьёзная, и вот так, с кондачка, нё решается! Двадцать миллионов, понятно, ёму нравились. Но принимать участие в "Публичном дожимании" сделавшего столь опрометчивый шаг подрядчика директору дбластного ЖКХ, видимо, не хотёлось и тем более, что почти сосватал его строить очистные сооружения в Ялуторовске; . Цифра и впрямь любопытная. Оставалось по приезде в Тюмень "этак ненавязчиво" напроситься в гости к Горемыкину й попытаться понять; за счёт чего у Него столь низкие издержки?

Мне показали оборудованное компьютерами конструкторское бюро и промбазу. КБ располагалось в хорошо отделанном и довольно просторном помещении, и на меня особого впечатления не произвело; нечто подобное можно встретить на любом приличном предприятии. А вот промбаза. Здесь чувствовалась тотальная экономия - тепла, электричества, площадей. Начиная с котельной, где на очистке воды задействованы последние собственные разработки, и кончая улавливателями отработанных газов - все подчинено экономии. Оборудование исключительно отечественное - частью произведенное "оборонкой", частью- собственного изготовления. И то, и другое впечатляло: в неказистое с виду "российское железо" удалось втолкнуть идеи, которым позавидует любой "лакированный ящик". Генеральный директор водил меня от установки к установке, не забывая называть фамилию человека, чья идея положена в ее основу.


Чаще всего упоминался начальник группы развития и перспективы Анатолий Дудко.

-Сейчас работает над лампой ультрафиолетового излучения. Есть случай, где такие лампы эффективнее озонаторов. Существующие стоят дорого: готовая лампа под объемы того же Заводоуковска стоит полтора миллиона рублей. И потом, она ртутная, следовательно. Появятся проблемы с утилизацией. Наша будет дешевле и без ртути. — Так это ж сложно.

А озонатор, думаете, проще! Ответить мне было нечего. Что же касается низких издержек, то здесь производят на месте все, что можно производить: от ферм "арочников" до электромонтажных щитов (оказывается, в современной России это много дешевле), и экономят там, где можно экономить. И когда начальник группы развития Анатолий Дудко выдает на-гора очередную установку, а проектный отдел' во главе с Валентиной Атайгуловой умненько садит ее "по месту", то как раз и возникает та самая технология "как у них", за деньги "как у нас",' что произвела на гостей Заводоуковска столь сильное впечатление.

Создание сайта - НИИ Электронных образовательных ресурсов    Design Banda-Panda
Copyright © ЗАО “СПИНОКС” 2017
625049 Тюмень, ул. Московский тракт, 140/1
Написать письмо...
(+7 3452) 30-71-72